Бизнес из музыки:

как сегодня работают студии звукозаписи
В каждом более или менее крупном российском городе можно найти студию звукозаписи. И если же в провинциальных городках их можно пересчитать по пальцам, то в Москве, где и музыкантов больше, и запросы посерьезнее, этот вид бизнеса развит намного лучше. По крайней мере, в количественном плане: студий в Москве действительно очень много. Владельцем одной из них является Виктор Краснов.

Сделать на музыке бизнес было очень сложно всегда. Тем более сейчас. Поменялся мир, музыка неинтересна. Она перестала завораживать людей. А люди хотят быть завороженными, хотят быть во власти какой-то магии. Сейчас частично эту магию на себя взяло кино...

Виктор Краснов
Музыкой Виктор занимается большую часть своей жизни. Первой студией, в которой он работал, была классическая «каморка за актовым залом» в Доме пионеров. Естественно, там не было никаких компьютеров: стоял аналоговый пульт Electronica pm-03, несколько полусамопальных микрофонов, барабаны и стены с ужасным эхом. Тогда, как говорит Виктор, шла исключительно творческая работа. Приходили и увековечивали свои творения только те люди, которые сами писали песни, и у них были целые альбомы. Они умели играть и знали, как нужно звучать.

Историю нынешней студии под шефством Виктора можно отсчитывать с 2006 года. Поначалу это были несколько письменных столов с компьютерами и клавиатурами и стены были, обклеенные коробками для яиц. Эдакое больше внешнее подобие звукоизоляционного покрытия. Какое-то время студия занималась локализацией и озвучиванием компьютерных игр. Когда эта индустрия умерла, бизнес был переориентирован на запись частных клиентов. И ситуация, по сравнению с тем, с чего Виктор начинал работать в сфере звукозаписи, изменилась в корне.

Сейчас 90% нашей клиентуры – это люди которые записывают что-нибудь либо для себя, либо на свадьбу, либо как поздравление любимому мальчику, бабушке, дедушке и так далее. Фактически, мы сейчас находимся не в творческой сфере, а в сфере услуг. Мы – обслуживающий персонал. Возможно, ситу­ация изменится когда-нибудь, но я думаю, что эта религия уже умерла.

Виктор Краснов
С настоящими музыкантами сложность в том, что их мало. В другом помещении этой студии стоят гитарные комбики, барабаны, но рокеры туда приходят очень редко, буквально раз в месяц. Гораздо больше поп-певцов и рэперов, среди которых тоже есть талантливые ребята. «Придет какой-нибудь опасный пацан в шапке с "228", думаешь: "Господи, как тебя менты не забрали", – говорит Виктор, – а начинает читать, и понимаешь, что он чувствует звукопись нутром, как какой-нибудь Волошин».
Много лет назад, когда Виктор еще начинал работать в сфере звукозаписи, она велась через аналоговые пульты, и писалось всё на бобины. С постепенным развитием технологий запись стала осуществляться с помощью компьютеров, а звук – обрабатываться и редактироваться уже в цифровом виде. Так что теперь мозг студии – это мощный ПК, а не громоздкий пульт с кучей ручек и кнопочек.
Сердцем студии можно назвать микрофон, или микрофоны, в зависимости от того, что именно будет записываться. Если это, например, голос, то используется всего один микрофон с поп-фильтром, снижающим звуковые помехи, а для записи гитар или барабанной установки может быть задействовано сразу несколько инструментальных микрофонов.
В первом помещении студии Виктора трудится звукорежиссер Иван. В компьютере, на котором он работает, стоит звуковая плата, похожая на те, что есть в каждом ПК. Однако эта плата технически более совершенна и подстроена именно под чистую и качественную звукозапись без лишних шумов. Так же в распоряжении Ивана две пары мониторных колонок, двухоктавная миди-клавиатура, преампы и контроллер.

Сегодня Иван занимается созданием аранжировки (это входит в перечень услуг студии). Клиент прислал видеофайл с песней «Аидише мама», исполненной Тамарой Гвердцители и небольшим оркестром, и попросил сделать минусовку. В целом, задача Ивана заключается в том, чтобы на слух подобрать партии каждого инструмента из оркестра и самостоятельно записать их с помощью студийного оборудования.

Создание минусовки на основе уже записанной песни всегда начинается с определения темпа композиции. После этого уже начинается непосредственное «снятие» на слух всех партий и их запись. Все оркестровые инструменты, в том числе и ударные, можно воссоздать с помощью компьютерных программ для звукозаписи (их еще называют секвенсорами) и соответствующих расширений к ним – плагинов. Иван пользуется секвенсором Studio One, отлично работающим с многочисленными виртуальными инструментами. В принципе, с таким набором можно сэмулировать практически любой звук, будь то простая скрипка или какой-нибудь бас для дабстеп-музыки.
Работа на студии не стоит на месте, как и вся звукозапись в целом. Изменился не только контингент клиентов и техническое оснащение, но и отношение тех, кто пишется, к тому, что записывается. Среди музыкантов и просто людей, которым нужно, например, записать поздравительную песню, ходит такая точка зрения: «На записи сыграю и спою все в полсилы, а звукорежиссер во время сведения подправит, где нужно». Эта тенденция стала наблюдаться с развитием многоканальной записи, при которой каждый трек инструмента записывается отдельно, и на него накладывается следующий. Например, барабанщик хорошо сыграл свою партию, а бас-гитарист в какой-то момент песни сбился. Нет проблем – отрезаем неправильно сыгранный кусок и переписываем его заново. То же самое с голосом: фальшиво спетые ноты можно или переписывать до посинения, пока не выйдет идеальный дубль, или подправлять уже потом с помощью плагинов. Как результат такого подхода со стороны музыкантов – падение общего уровня мастерства.

Раньше разговора о том, что тебя как-то исправят, не было вообще. Все писалось в аналог. О чем говорить, первый альбом «Black Sabbath» был записан за четыре часа. Но перед этим люди дали триста концертов. Они реально не вылезали из репетиционной базы, они отточили все. Как «The Beatles» писались? Ставился один микрофон, и все вокруг него садились и играли. Госпел в Америке так же делался: с хорами, с дудками, налево дудки – три метра от микрофона, бэк-вокалистки – на два метра, вокалист – здесь. Но когда поются бэки, он отходит назад, а два соседних вокалиста выходят вперед.

Виктор Краснов
Эффекты и плагины могут быть задействованы не только для того, чтобы отшлифовать неровности. На студию приходят и такие музыканты, которые в состоянии исполнить свои партии на должном уровне, и обработка к ним применяются уже только для доведения до ума общей картины трека. Для этого существуют всевозможные компрессоры – используются при динамической обработке сигнала и сокращают разницу между тихими и громкими звуками, эквалайзеры – для работы с частотами (кое-где поднять «басов» или прибрать «верха»), деэссэры – устраняют свист в спетых вокалистом шипящих звуках, и т.д. Кроме того, к таким украшениям можно отнести, например, пространственную обработку – ревербераторы и дилеи, придающие треку эффект «комнаты» или эха. Это делает общий саунд более широким и объемным.
Спустя какое-то время Иван уже сделал основную часть минусовки, нужно только прописать остальные партии. Когда эта работа будет сделана, каждая дорожка будет обрабатываться плагинами и эффектами, чтобы оживить звук виртуальных инструментов
Во втором помещении студии обитает еще один звукорежиссер – Влад. К нему с минуты на минуту придут сразу несколько клиентов, которым нужна так называемая «песня под ключ». Владу приносят готовую минусовку, прописывают вокальные партии, и он занимается сведением песни.
Кроме тех, кому нужна «песня под ключ» здесь могут записываться как раз-таки живые, например, рок-н-ролльные музыканты. Для этого тут есть все самое необходимое: барабанная установка, несколько гитар, и соответствующее оборудование.
Но музыкантов, которые могли бы воспользоваться всеми этими приборами, к сожалению, очень мало. По словам Влада, полноценную рок-группу он видел здесь в последний раз около месяца назад. В основном всем нужны «песни под ключ» или рэп-записи. С ними тоже много работы.

Бывало, что приходит рэпер, скажем так, начинающий, который еще толком не умеет попадать в ритм. Приходилось прямо вместе с ним что-то начитывать, показывать, искать в треке сильную долю. Вообще, глядя на меня, сложно представить, что я буду учить рэпера читать рэп, но такое происходит. Потихоньку учимся, и прогресс у многих есть, я его вижу.

Влад
Сегодняшние клиенты Влада – это несколько учителей, родителей и учеников одной из московских школ, которым нужно записать композицию к последнему звонку. Каждый человек пропоет свою партию отдельно, позже Влад сведет это с минусовкой, и получится полноценное хоровое исполнение.

Работы у Виктора, Ивана, Влада и других звукорежиссеров студии хватает. Конечно, с падением человеческого интереса к музыке как к чему-то высокому процент творчества в их трудах уменьшился, но для них это компенсируется тем, что на студии у них есть возможности реализовать собственные творческие проекты. Виктор, написал и записал несколько альбомов в разных жанрах, группа Влада находится на финальной стадии создания собственной пластинки.

«Если отнять у творческого человека возможность творить, то он сгниет на месте, любые деньги дай ему взамен, и все равно ему будет хреново, – говорит Виктор, – мы, конечно не семья, но мы – банда, и стараемся держаться друг за друга, иначе все будет совсем грустно».

© Журфак МГУ
Кирилл Дронов, Анастасия Солуянова
Facebook | land@scape.eu

Made on
Tilda